Светлана Василенко (svetvasilenko) wrote,
Светлана Василенко
svetvasilenko

Categories:

Как я провела три дня лета в Эстонии

День первый.
В Таллинн я прилетела на самолете, и сразу с "корабля" попала на "бал" - на вручение II Международной литературной премии им. князя Юрия Долгорукого (она дается за лучшее произведение, написанное на русском языке в странах Балтии), которое проходило в Центре русской культуры. Премию вручили двум прозаическим произведениям: роману "Большая телега" Макса Фрая (Вильнюс, Литва) и повести Геннадия Яковлева (Рига, Латвия) "До первых белых мух". Дипломы получили Сергей Евтухов (Вильнюс) за межжанровое произведение под названием "Как я провел лето и хотел провести осень... Но осень сама чуть было меня не провела" и Александр Дегтярев (Таллинн, Эстония) за культурологическое исследование истоков эстонской мифологии "AL SACRUM".

На вручении был и посол России в Эстонии и вице-мэр Москвы, и вице-мэр Таллинна, и президент Фонда Юрия Долгорукого, и члены жюри премии. Большой зал на 800 мест культурного центра был заполнен под завязку, что удивительно, так как продолжался праздник Иванов день, который в Эстонии принято праздновать на природе. Далее был концерт (русский фольклорный ансамбль очень хороший), конечно же, фуршет, где я познакомилась с прекрасной молодой женщиной, преподавателем школы, Ией Дзебульской, которая призналась, что вчера ей исполнилось 80 лет. На вид ей было лет 55.

Там же я познакомилась с Андреем Ивановым, роман которого "Путешествие Ханумана на Лолланд" тоже был номинирован на премию и до последнего момента лидировал, но поскольку правила премии не позволяют награждать писателя дважды, (а Иванов уже становился дипломантом этой премии год назад за роман "Зола"), то и остался на сей раз без оной. Тем не менее роман очень хорош, настоятельно рекомендую его прочесть.

День члены жюри премии приканчивали в номере у Юрия Ковальского, редактора киевского русского литературного журнала "Радуга", которому и принадлежит идея создания премии им. Юрия Долгорукого.

День второй. Начался с бассейна, а закончился морем, хотя в Эстонии было в эти дни, когда в Москве плавился асфальт, - совсем не жарко: 19 градусов. Утром я отправилась к подруге, живущей в Причудье, писательнице Ларисе Ванеевой. Надо было найти автобусную станцию, я остановила эстонскую старушку с вопросом, мол где "бусеяма"?. Эстонская старушка показала, как мне туда проехать, традиционно указав в другую сторону, чем умилила меня до слез. Во мне она по-прежнему видела оккупантку, от которой нужно было скрывать местоположение автобусных станций, телеграфа, банков и мостов. Остальные граждане оказались не такими бдительными и выдали мне военную эстонскую тайну. Я благополучно доехала на трамвае до автостанции и села в автобус, который повез меня в Йыхву (кажется, так), где меня встречала Лариса с сыном - игуменом - отцом Константином, которого я когда-то знала школьником. Он уже тогда мечтал стать монахом, правда, тибетским. Мы зашли в супермаркет и купили много разных тортиков. Отец Константин на маленьком автомобильчике отвез нас на берег моря, надел на себя гидрокостюм и уплыл, как Ихтиандр, куда-то очень далеко в море.

Потом вместе мы гуляли по прекрасному Орусскому парку. Парк когда-то был разбит купцом Елисеевым (ему же принадлежал знаменитый Елисеевский магазин), а потом продан за сто тысяч крон эстонским предпринимателям. Ну, а те уже подарили парк своему премьер-министру. То есть, превратили частную собственность в государственную, и поэтому по ней можно свободно гулять до сих пор.

В парке видели Колдовской лес, сереборянный родник, грот, голубую глину на берегу моря и много других чудесных вещей.

Потом поехали в Пюхтицкий женский монастырь. Набрали там святой воды, походили по кладбищу, где похоронены одни монашки, и где над их могилами стоят витые ажурные металлические кресты, покрашенные серебрянкой. Постояли у могилы блаженной Екатерины, которая здесь очень славится. Зашли в монастырь, постояли в храме.

Поехали в Яму, где живут Лариса и отец Константин. Яма - это деревня, которая уже в 1583 году существовала и в ней проходила в тот год перепись населения. Почти пол тыщи лет деревеньке-то. Там живут почти одни русские, и там стоит православный Никольский храм, где служит отец Константин. Храм был построен в 1904 году, в годы войны разрушен немцами, восстановлен в 1991 году. Рядом, на кладбище, стоит часовенка, где служил Патриарх Алексий II. Такая маленькая, желтая, бревенчатая. Внутри печка, топят дровами. Зимой там проходят службы. Посвящена тоже, как и большой храм, святому Николаю. Поразила одна икона: Христос разговаривает с детьми. Как-то славно он с ними общается, а у тех на головенках светлые такие волнистые волосы. Смотрят на него весело и доверчиво. Сфотографировала. Значит, эту икону знал Патриарх Алексий Второй... Когда-то он меня благословил и я до сих пор помню тепло его руки. Теплое тепло. И он вот так со мной общался, как Христос с детьми на иконе, очень похоже.

Вечером пили сливовое сладкое вино и ели тортики в доме отца Константина и Ларисы. На кухне у них стоит большая печь. Хлеб пекут сами, но, конечно, не в печи, а в специальной хлебопечке. Есть и столярная мастерская, где отец Константин вырезает для икон рамы.

Я легла спать в Ларисиной комнате, а Лариса ушла спать в гостевую комнату в другой дом, построенный отцом Константином. Этот дом стоит отдельно, и я туда идти боялась. Спала я в Ларисиной комнате под иконами так сладко, как только в детстве спят.

День третий.
А утром Лариса меня разбудила уже в девятом часу и мы пошли на службу. Отец Константин служит очень проникновенно, сосредоточенно, и постепенно, войдя в его сосредоточенное состояние, начинаешь видеть и чувствовать многое такое, чего не видишь и не чувствуешь в обычной жизни.

На внутренней стене храма висела доска, где были выбиты имена погибших в Великую Отечественную войну, а также умерших уже после нее участников войны. И там было много людей одного рода. одной фамилии. Запомнилось, что очень много погибло из рода Жилкиных.

После службы с Ларисой залезли на колокольню и она дала мне позвонить в большой колокол и малые. У меня получалось не совсем чисто. Тогда она взяла и зазвонила так, что кругом все заговорило, залепетало, ожило. Этот колокольный звон странным образом был похож на ее прозу. И вообще на нее саму: такую светлую, светло лепечущую какие-то светлые слова.

Прошлись с Ларисой по деревне. Сначала на кладбище к часовенке, потом на речку. Дома в деревеньке все ухоженные, живут все чисто. У одного из домов на дворе стоят вырезанные люди-человеки: у колодца рыцарь деревянный стоит. Это дом женщины - медсестры, которая недавно вышла на пенсию и теперь помогает Ларисе в церкви, и также по утрам обходит старушек, меряет им давление и дает им, если это необходимо, нужные лекарства. А фигурки вырезает из дерева ее муж.

Вышли к реке. Река похожа на Сороть в Михайловском. Лодки на берегу. Вдруг видим: из речки детские ноги в кроссовках торчат. Кроссовки грязненькие, ножки бледные. Мы так испугались, ужасно. Побежали к медсестре, кричим ей. Она выходит. И ну смеяться. Оказывается, это шутка. Прикол. Это ее муж учудил: нашел манекен и воткнул в речку вниз головой, что ли. Народ, короче, веселится, как может. А нам не по себе. Пошли домой. Лариса запекла форель. Мы поели и поехали на автовокзал в Йыхву, так как я должна была вернуться в Таллинн за своей сумкой. Глупо ее оставила в гостинице, в камере хранения. А можно было прямо от Нарвы - это 45 км от Ямы - ехать в Москву.

Приехали в Йыхву, а в автобусе нет мест: кончились праздники, и все едут домой. Пришлось брать такси до Таллинна - это полторы тысячи крон. Но один таксист оказался верующим, узнал отца Константина и скостил цену до тысячи крон, попросив отца Константина за него молиться. Когда ехали, таксист сказал, что жена его из деревни Яма, где служит отец Константин. И ее девичья фамилия - Жилкина. Из рода тех Жилкиных, которых так много погибло во время войны.

Я села на заднее сиденье и под радиомолитвы этого божьего такси опять сладко и совсем по-детски заснула. Так и доехала до гостиницы в блаженном состоянии духа. А на вокзале новые чудеса - встретила Юрия Ковальского и оказалось, что мы едем в одном купе. Он человек тоже очень светлый. Ехали с ним, ели тортики, которые Лариса положила мне в дорогу, и говорили с ним о чудесах, о литературе и о жизни.
Tags: Эстония Лариса Ванеева
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments