Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

портрет

СМЕРТЬ СУВОРОВЦА - ПОГИБ ПИСАТЕЛЬ ОЛЕГ МИХАЙЛОВ

Оригинал взят у dondanilloв СМЕРТЬ СУВОРОВЦА - ПОГИБ ПИСАТЕЛЬ ОЛЕГ МИХАЙЛОВ
vlcsnap-2013-05-10-01h49m44s195

Я знаю могила конечный ночлег
похитил девчонку Михайлов Олег
поднимем за это последний стакан
с последней бутылкой пойдём на таран.

                                   Сергей Чудаков

Вечером 9 мая получил письмо от товарища - минувшей ночью погиб Олег Николаевич Михайлов, писатель, специалист по литературе русской эмиграции, человек, вернувший в Россию книги Бунина, человек, состоявший в переписке с Василием Шульгиным, написавший биографии великих сынов Отечества - Державина, Суворова, Кутузова и генерала Ермолова. А еще он первым опубликовал стихи своего беспутного и гениального друга - Сергея Чудакова.


Близорукий воспитанник Суворовского училища, которому слабое зрение закрыло путь в Армию. Литератор, до последних дней наивно и яростно утверждавший: "Я не интеллигент! Я - офицер".

3 марта 2013 мы с Владимиром Орловым провели на его даче в Переделкино семь часов. В ночь на 9 мая 2013 дача сгорела вместе со своим хозяином и его бесценным архивом.

Тогда, в марте, вышедший к нам в бесформенном халате цвета камня, Михайлов походил на руины русской помещичьей усадьбы, которую самодур-хозяин некогда воздвиг в стиле готического замка. Михайлов рассказывал нам о человеке, которого он и любил, и ненавидел - о Сергее Чудакове. А больше всего рассказывал о себе. Семь часов длился этот разговор, не самый легкий подчас. Он читал стихи Сержа и плакал. Вскакивал и требовал поднять бокалы за генералиссимуса Сталина. Щурил невидящие глаза и пытливо всматривался в наши лица... Горько это писать, но Олег Николаевич предстал перед нами человеком опустошенным, уставшим жить. Несколько раз, спокойно и без аффектации повторил, что хочет умереть.

Но вряд ли он желал такой страшной смерти. И уж точно, не желал огненной гибели своим архиву и библиотеке. Незадолго до конца нашего визита он потащил меня с веранды, где мы расположились с камерами, вглубь домика - в свой кабинет. Стал показывать книги - вот это первое издание "Темных аллей" Бунина, а это Куприн с авторской подписью, это - письмо Шульгина, Василия Витальевича... Ответив на мой вопрос, сказал, что Александра Ивановича Куприна сейчас (именно сейчас!) ставит выше всех литераторов, из тех, кем ему довелось заниматься...


Как же он любил книги - не только как литературу, но и как материальные предметы! Это было видно по тому, как перебирал он тома своими красивыми старческими руками.

На прощание Олег Николаевич подписал мне грошевое издание своего романа "Час разлуки": "Даниилу - Храни - Жду -"
Теперь он ждет меня там, куда я конечно же попаду, но не тороплюсь попасть. А я буду хранить - память, и тот долгий разговор, запечатленный в нулях и единицах кода цифровой видеозаписи.
[Spoiler (click to open)]

vlcsnap-2013-05-10-02h11m47s123

vlcsnap-2013-05-10-02h12m11s121

vlcsnap-2013-05-10-02h13m28s102

vlcsnap-2013-05-10-02h15m06s77

vlcsnap-2013-05-10-02h15m49s243
портрет

Умер смоленский писатель Вилен Сальковский

Правление Союза российских писателей выражает глубокие соболезнования в связи со смертью одного из лучших писателей Смоленщины, лауреата премии им. А. Т. Твардовского, премии им. М. В. Исаковского, члена Союза российских писателей, Вилена Абрамовича Сальковского.

Вилен Абрамович Сальковский родился в 1933 году в Ленинграде.  Окончил Смоленский государственный педагогический институт. Автор книг "Осень в Плетневе", "Смоленская дорога", "Русская трагедия", "Избранное" и др. Литературные критики после выхода «Смоленской дороги» и «Русской трагедии» поставили смоленского писателя в ряд с Василием Беловым и Виктором Астафьевым.

Вячеслав Кондратьев так писал о “Смоленской дороге”: “Глубокое проникновение в народную жизнь, во внутреннюю суть каждого персонажа (а их очень много) раскрытие разнообразных человеческих судеб и характеров, умение завязать их все в единый узел, несомненно говорят о незаурядности автора, создавшего столь яркую картину народной трагедии, в которой главным героем и является сам народ – голодающий, страдающий, убивающий и убиваемый…”

Незадолго до смерти писателя вышла в свет его книга "Новые времена и старые корни", включившая прозу и публицистику.

20 лет Вилен Абрамович учительствовал и директорствовал в сельских школах Ярцевского и Сафоновского районов. Жил в деревне Капыревщине Ярцевского района Смоленской области.

Сопредседатели Союза российских писателей:

О. Б. Глушкин, Ю. М. Кублановский, М. Н. Кураев, А. Э. Лейфер, А. Б. Титов

Правление Союза российских писателей:

С. В. Василенко, Л. О. Осепян, В. О. Отрошенко, Б. А. Скотневский, Г. М. Умывакина


портрет

Людмила Абаева. Стихи

Людмила Абаева

Ночной гость

По студеной, по крученой, по раздувшейся воде
Разметалось, раскричалось воронье к беде.

По-над бором, по-над полем, над дорогой верстовой
Ветер злится, пыль клубится, тучи ходят бороной.

По задворью, по надворью, на дощатое крыльцо
Всходит кто-то, ликом темен, и берется за кольцо.

Сам в грязи, и взгляд тревожный, молит хоть глоток воды,
А за ним в пыли дорожной — крылья черные беды.

Просит пить, а может, бредит — смутно говорит и зло,
Что за воду он намедни отдарил коня, седло:

«Зачерпнули кружкой ржавой гниль стоялую со дна —
Я теперь пьяней вина... Угости своей отравой!»

Странный гость в глухую пору и, как видно, не в себе.
«Что томиться разговором, проходи, вода в избе.

Уж не обессудь, не кружкой в доме пьют, а через край.»
Отхлебнул... «Ну что ж, подружка, плату с гостя получай!

Что поила ключевою, не мореною водой —
Я тебе их поручаю... Видишь, крылья за спиной?

Так сказал, и нет его. Точно ветром унесло.
Видно, зря беды ждала...

И едва поднять смогла два тяжелые крыла.

В снежных лапах

В снежных лапах, черных елях
Страх таится, ропот спит,
Хрустнет сук — как от шрапнели
Что-то из кустов взлетит,

Закружит, зачертоломит
И затихнет — вдруг, как сгинет,
Только ветер ветку клонит,
Только ужас ломит спину.

Чур меня! Здесь быть обману,
Хоть под елкою усни,
Зыркнут волчьими зрачками
Поселянские огни,

И даешь такого крену,
Что не сыщешься вовек.
Ну молись теперь — кто встренет?
Волк ли, черт ли, человек...

* * *
Все мы агнцы не божьи, но адовы,
Возлюбившие терпкость греха.
Словно сок по рукам виноградаря,
Кровь течет по рукам Пастуха.

Заходило кровавое брожево...
Боже правый, спаси и прости!
Смерть ли в землю российскую брошена
Из Твоей милосердной горсти?

Если — жизнь, то откуда старинная
Обреченность грядущих времен:
В этом мире загубят невинного
Под круженье зловещих ворон.

Сновидение

В.Н.Соколову

... И жутко мне было одной на краю,
Когда собирались по душу мою,
Звеня ледяными крылами,

И жизнь, что сияла мгновенье назад,
Земная, родная, скатилась в закат —
В живое библейское пламя,

И время вернулось в излучину лет,
И бренный язык мой нарушил запрет
На слово, что было вначале,

И звездного неба коснулась рука,
И даже душа моя стала легка
В своей неизбывной печали.

Но память туманом стояла в глазах,
И я не желала в небесных лугах
Свободно витать с облаками,

И плакала горько о бедной земле,
Сказать о которой позволено мне,
Но мертвыми только устами...

* * *
Под сумрачным сводом закат покоптил и зачах,
и вслед закричали и смолкли испуганно птицы —
так в брошенном храме при заледенелых свечах
темно и безмолвно, и не на что перекреститься.

И в доме ослепшем тогда обрывается смех,
протяжным зевком оседает усталая крыша
над бедными снами и скудостью брачных утех,
и тьму выгрызают упрямо голодные мыши.

То время изнанок, оглядок, паучьих углов,
опутавших воздух дрожащей своей паутиной,
что кружит и льнет, и холодной испариной стынет
на гипсовых лбах, начиненных пустотами слов —

то в мертвых лесах ледяное бесплодье корней...

Но снова и снова — проснуться и слушать спросонок:
за серою кладкой обрызнутых солнцем камней
пробился росток и заливисто плачет ребенок.

 

портрет

"Я тяжкую память твою берегу..."

Оригинал взят у nmkravchenkoв "Я тяжкую память твою берегу..."

 

26 октября 1932 года застрелилась Ольга Ваксель.

_

_
Остались пять бессмертных стихотворений с посвящением ей и заметкой Ахматовой 
 
на полях рукописи - книги: "Кто такая Ольга Ваксель мы не знаем..."

Ольга Ваксель – адресат пяти стихотворений Осипа Мандельштама: «Жизнь упала как зарница...», «Я буду метаться по табору улицы тёмной...», «На мёртвых ресницах Исакий замёрз...», "Я скажу тебе с последней прямотой", «Возможна ли женщине мёртвой хвала?...»

Ольга Ваксель и сама писала стихи. Правда, Мандельштам не знал об этом — она их ему — да и никому — не показывала.

Есть в судьбе этой незаурядной и красивой женщины какая-то загадка, что-то недосказанное и недопонятое, какой-то разительный, ошеломляющий контраст между её жизньюдля всех и её стихамидля себя самой.

Историю знакомства с человеком, сделавшим бессмертным ее имя, Ольга включала в число своих неурядиц. Страницы ее мемуаров, посвященные Мандельштаму, полны горечи и сарказма. Читайте дальше:
 http://www.liveinternet.ru/users/4514961/post190208591/
_

ЭПИЛОГ

_

«Я тяжкую память твою берегу»

_

После самоубийства Ольги Христиан сильно заболел и через год умер от сердечного приступа. До конца жизни его мучил один вопрос: почему??? Он написал матери Ольги странную фразу, что скоро последует за ней. И действительно через короткое время в одночасье умер. От разрыва сердца. В 31 год.

Незадолго до смерти Ольга надиктовала мужу воспоминания о своей жизни. Можно было представить, каково Христиану было записывать иные из её откровений. Это было похоже на исповедь. Ольга рассказывала ситуации, одну рискованнее другой, а он должен был не поднимать головы и не отрывать пера от бумаги.



Вистендаль демонстрировал замечательное терпение. Наверное, ему не раз хотелось взбунтоваться, сказать, что он не хочет иметь ничего общего с ее прошлым, но он выполнил свою роль до конца. (Поправки сделаны рукой Ольги)

Осип Мандельштам узнал о смерти Ольги только через два года. Он шёл по улице, его остановил знакомый и рассказал, что Ольга умерла от болезни сердца. О её самоубийстве тогда ещё никто не знал. Поэт был сражён этим известием. На смерть Ольги Ваксель О. Мандельштам отозвался стихотворением, полным горечи, нежности
и благоговения:
_

_

Возможна ли женщине мёртвой хвала?
Она в отчужденьи и силе, —
Её чужелюбая власть привела 
К насильственной жаркой могиле.
_
И твердые ласточки круглых бровей
Из гроба ко мне прилетели
Сказать, что они отлежались в своей
Холодной стокгольмской постели.
_

И прадеда скрипкой гордился твой род,
От шейки её хорошея,
И ты раскрывала свой  аленький рот,
Смеясь, итальянясь, русея...
_

Я тяжкую память твою берегу,
Дичок, медвежонок, Миньона.
Но мельниц колёса зимуют в снегу
И стынет рожок почтальона.
_

«Ее чужелюбая власть привела / К насильственной жаркой могиле» О.В. была кремированажаркая могила»). Уход из жизни был задуман, по-видимому, достаточно давно. В Осло она сама выбрала для себя крематорий (их рядом находится два). Самоубийство Маяковского в 1930 года произвело на нее сильное впечатление, и не его ли примеру она последовала?
«Твердые ласточки круглых бровей»рисунок бровей Ольги был четким и напоминал, может быть, действительно длинные крылья ласточек, хотя ее брови не были круглыми.
«В холодной стокгольмской постели»место смерти Ваксель было сообщено поэту, по-видимому, ошибочно. «Медвежонок»в детстве Ольга никогда не играла в куклы, а только с мягкими и «ласковыми» плюшевыми мишками, сравнение с которыми выражало особенно нежное выражение к кому-нибудь. «Миньона»Мандельштам назвал так возлюбленную за ее постоянную тоску по солнцу и югу. «Но мельниц колеса зимуют в снегу / И стынет рожок почтальона». Смысл этих строк ясен: передвижение невозможно, деятельность под запретом, писем ждать неоткуда, - жизнь замерла.
Вспоминая О. Ваксель во «Второй книге», Н.Я. Мандельштам выговорила: «...музыка была в ней самой». Именно выговорила, а не произнесла: уж как неприятна ей соперница, едва не разлучившая ее с мужем, но она все же признавала ее правоту.
Впрочем, первым музыку услышал Мандельштам. В стихах, посвященных Лютику, ее становится все больше и больше. В первых двух она возникает однажды: «И били в разрядку копыта по клавишам мерзлым», а в последних неоднократно: тут и «прадеда скрипка», и «рожок почтальона», и «Шуберт в шубе».
Смерть Ольги стала для Мандельштама чем-то вроде конца мелодии. И остановившиеся колеса, и умолкший рожок, все вместе это обозначало, что больше мы никогда не услышим мелодию, которую эта женщина несла в себе.

В стихотворении «Возможна ли женщине мертвой хвала?» происходит своего рода переселение душ: Ольга покидает могилу для того, чтобы продолжить жизнь в памяти поэта.
«Я тяжкую память твою берегу» - эти слова мог бы произнести ещё один человек. Это сын Ольги Ваксель Арсений Арсеньевич Смольевский. Тот самый мальчик, который быстро промелькнул в стихотворении О.Э. Мандельштама, посвященном его матери:
_

Как дрожала губ малина,
Как поила чаем сына,
Говорила наугад,
Ни к чему и невпопад._
_

История своей жизниглавное наследство, которое Ольга-Лютик оставила сыну вместе с толстой пачкой стихов и воспоминаний. Словно дала ему поручение: разбираться в непростых поворотах ее судьбы, заполнять лакуны и устранять недоговоренности. Этим Смольевский и занимался многие годы: старался ничего не забыть, не упустить ни одной подробностиЧасами склонялся над документами, устанавливал связь явлений.
В любой ситуации Арсений Арсеньевич занимал сторону матери. С его точки зрения она была всегда права: даже тогда, когда оставила его, девятилетнего, на попечение бабушки, а сама с новым мужем уехала в Норвегию. Больше всего его мучило: почему его мать, такая красивая и одаренная, решила уйти из жизни? Так почему? Почему же?!.. Свою последнюю статью он завершил сетованием: вряд ли когда-нибудь мы сможем что-то узнать.
Немало энергии Арсений Арсеньевич отдал тому, чтобы опубликовать стихи своей матери. Несмотря на все усилия, особенно много сторонников у него не появилось. Публикация в ленинградском «Дне поэзии» общей ситуации не изменила: Ольга Ваксель по-прежнему оставалась неизвестной поэтессой. Он даже замахнулся на что-то вроде академического изданияв него должно было войти все, что написала его мать. Это стало главным для него делом в последние годы. Он принялся писать комментарии, составлять летопись её жизни… Работа была очень большая, и она не
прерывалась ни на один день.


  


Непросто быть наследником и биографом. Одновременно надеешься на разгадку – и боишься ее. Если стремишься к точности, то до какого-то предела. «Есть в близости людей заветная черта...» - писала Ахматова. После смерти Арсения Смольевского в 2003 году исследователи жизни и творчества Ваксель с досадой и недоумением обнаружили, что его публикации значительно расходились с текстом оригинала. Кое-что из ее мемуаров он просто вычеркнул. Многие откровения о её отношениях с мужчинами. Те страницы, где она, по его мнению, говорила о себе лишнее. Выбросил то, что она могла пить стаканами, – уж это точно было выше его сил.
«Никакое, самое безусловное сыновье чувство, не может оправдать этих вторжений. Ведь прошлое – это то, что прошло. К чему мы должны стараться приблизиться, но не имеем права присвоить», - пишет А. Ласкин. Оправдать нельзя. Понять можно...  
В доме у сына Ольги Ваксель полностью сохранился ее архив, позволяющий реконструировать ее жизнь. Здесь есть и стихи, и мемуары, и фотографии...
На основе этих материалов в 2003 году на телевидении была сделана передача о Мандельштаме и Ольге Ваксель «
Больше, чем любовь». (Тогда я и подготовила свою первую лекцию о них: «Заресничная страна», которую читала в библиотеке). А в репертуаре творческого объединения «Театр плюс», Театр «Картонный дом», есть спектакль «Ангел, летящий на велосипеде» — по документальной повести Александра Ласкина об Осипе Мандельштаме и Ольге Ваксель.
_

_

В этом году выходит книга этого же автора «Возможна ли женщине мёртвой хвала?...»  «Тяжкую память» об Ольге Ваксель - адресате лучших любовных стихотворений Осипа Мандельштама хранят — и будут хранить — читатели грядущих поколений.
 

В подготовке этого текста использованы материалы Александра Ласкина, Арсения Смольевского, Гургена_Акопяна, Валентина Антонова, Светланы Макаренко, журнала «Литературная учёба», 1991, № 1, АиФ Петербург, № 47 (484) от 20 ноября 2002 г.



портрет

"Смерть пенсионера" - новая книга Владимира Кантора

"Гончаров признавался, что, создавая образ бабушки в «Обрыве», думал не только о характере живого человека, но и о том, что она воплощает Россию. Советскую Россию у Кантора воплощают две линии, которые намечены классической литературой и без которых ее бытие невозможно: интеллигенция и народ".

ссылка:http://santiagohh.livejournal.com/11772.html
портрет

Стихотворение Светланы Максимовой "Пожар на даче Муромцева"

СВЕТЛАНА МАКСИМОВА

ПОЖАР НА ДАЧЕ МУРОМЦЕВА
(посвящается моим сгоревшим картинам)

Мои картины сгорают в огне,
а рукописи не горят…
Мои картины мне снятся во сне,
а рукописи лежат,
вморожены в айсберг, как будто бортом
влетевший в него «Титаник».
Мое пепелище покрыто льдом.
Спасибо, дядя пожарник!
Я здесь творила семнадцать лет
в расщелине тысячелетий.
И ставила крепко я свой мольберт,
два века смыкая этим.
Здесь кресло-качалка иных эпох
качало детей и нянек,
как будто ковчег... И хранил нас Бог!
Спасибо, дядя пожарник,
что ты его на себе уволок
в свой личный уютный садик.
Ведь ты же нам не тамбовский волк!
Ведь ты не корысти ради,
а ради музея сгоревшей Руси,
ютившейся в нашем бараке.
Уж ты и картины мои спаси,
мой добрый дядя пожарник!
А коль доброты не достанет на всех,
то мы сохраним это в тайне.
Мое пепелище засыпал снег –
мой айсберг и мой «Титаник»…
Храни, храни наш детский ковчег,
мой добрый дядя пожарник.
портрет

Умерла Светлана Федоровна Ганичева...

Правление Союза российских писателей выражает глубокие соболезнования Председателю Союза писателей России Валерию Николаевичу Ганичеву в связи с постигшим его горем - смертью жены, Светланы Фёдоровны Ганичевой. Светлана Федоровна была деятельным, отзывчивым к чужим несчастьям и проблемам, светлым и глубоко верующим человеком. Упокой, Господи, душу новопреставленной рабы Божьей Светланы и прости ей прегрешения вольные и невольные и прими ее в Царствие Небесное. Аминь!