Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

портрет

Умер патриарх русской литературы, писатель-"деревенщик" Василий Белов

Оригинал взят у nora_simmв Лад

С Василием Ивановичем Беловым мне довелось познакомиться, когда он уже был больным и стареньким.  Но  какой-то тихий свет  правильно исполненной жизни окружал его.  Я публикую отрывок из книги Василия Белова  "Лад. Очерки о народной эстетики", которюю многие называют энциклопедией русской народной жизни, в надежде, что вы захотите прочесть ее целиком... Стоит ли забывать свои корни?

... Семья для русского человека всегда была средоточием всей его нравственной и хозяйственной деятельности, смыслом существования, опорой не только государственности, но и миропорядка. Почти все этические и эстетические ценности складывались в семье, усваивались человеком постепенно, с нарастанием их глубины и серьезности. Каждый взрослый здоровый человек, если он не монах, имел семью. Не иметь жены или мужа, будучи здоровым и в зрелых годах, считалось безбожным, то есть противоестественным и нелепым. Бездетность воспринималась наказанием судьбы и как величайшее человеческое несчастье. Большая, многодетная семья пользовалась в деревне и волости всеобщим почтением. “Один сын — не сын, два сына — полсына, три сына — сын”, — говорит древнейшая пословица. В одном этом высказывании заключен целый мир. Три сына нужны, во-первых, чтобы двое заменили отца и мать, а третий подстраховал своих братьев; во-вторых, если в семье много дочерей, род и хозяйство при трех сыновьях не захиреют и не прервутся; в-третьих, если один уйдет служить князю, а второй богу, то один-то все равно останется.

Но прежде чем говорить о нравственно-эстетической атмосфере северной крестьянской семьи, вспомним основные названия родственников.

Муж и жена, называемые в торжественных случаях супругами, имели множество и других названий. Хозяин, супруг, супружник, мужик, отец, боярин, батько, сам — так в разных обстоятельствах назывались женами мужья. Жену называли супругой, хозяйкой, самой, маткой. Дополнялись эти названия несколько вульгарным “баба”, фамильярно-любовным “женка”, хозяйственно-уважительным “большуха” и т.д. Мать называли мамой, матушкой, мамушкой, маменькой, мамкой, родительницей. Отца сыновья и дочери кликали чаще всего тятей, батюшкой (современное “папа” укоренилось сравнительно недавно). К родителям на Севере никогда не обращались на “вы”, как это распространено на Украине. Неродные отец и мать, как известно, назывались отчимом и мачехой, а неродные дочь и сын — падчерицей и пасынком. Дети родных братьев и сестер назывались двоюродными. Маленькие часто называли деда “дедо”, а бабку “баба”, дядюшку и тетушку племянники звали иногда божатом, божатком, божаткой, божатушкой или крестным, крестной. Так же называли порой и других, более дальних родственников. Невестка, пришедшая в дом из другой семьи, свекра и свекровь обязана была называть батюшкой и матушкой, они были для нее “богоданными” родителями. По отношению к свекру она считалась снохой, а по отношению к свекрови и сестрам мужа — невесткой. Сестра называла брата брателко, братья двоюродные иногда называли друг друга побратимами, как и побратавшиеся неродные. Побратимство товарищей с клятвенным обменом крестами и троекратным целованием было широко распространено и являлось результатом особой дружбы или события, связанного со спасением в бою.

Девичья дружба, не связанная родством, тоже закреплялась своеобразным ритуалом: девицы обменивались нательными крестиками. После этого подруг так и называли: крестовые. Термин “крестовая моя” нередко звучал в частушках.

Побратимство и дружба обязывали, делали человека более осмотрительным в поведении. Не случайно в древнейшей пословице говорится, что “надсаженный конь, надломленный лук да замаранный друг — никуда не гожи”.

Collapse )


портрет

Матриархат в отдельно взятом районе

На днях по каналу "Культура" посмотрела весьма интересную передачу. Оказывается, в одном из юго-западном районе Китая (по-моему, в Сы Чу-ане) есть народность под названием "моссо". Так вот эти моссо до сих пор живут при матриархате. Живут они семьями, где глава рода - женщина, мать. Наследство передается по женской линии. Дети принадлежат матери.

Но самое интересное, что мужчины приходят к женщинам только на ночь, а утром с восходом солнца должны покинуть спальную комнату и уйти или уехать к себе домой. Что бы не прогневалось божество. Женщины днем трудятся на полях вместе со своими братьями, которые и являются как бы отчимами для детей в семье. Братья в свою очередь ночью уходят из дома к своим женщинам из других семейств, и приходят только утром. Один из братьев главной героини фильма долго смотрится в зеркало перед свиданием, прихорашивается совсем по-женски: ему 17 лет, а его уже выбрала женщина для любви.

Дочь в семье - высшая ценность, намного выше, чем сын. Женщина в мифологии моссо считается семенем, а мужчина - лишь дождем, поливающим семя, из которого вырастает жизнь. Девочка в тринадцать лет проходит инициацию, во время которой ей надевают на голову венок, в котором хоронили прабабушку, и дают ей имя прабабушки. Умершая прабабушка в ней возрождается. После инициации девушка может заводить себе мужчину.

Во время культурной революции народность моссо силком заставляли жениться и призывали к моногамии лозунгами: " За социалистическую моногамию!" Но они устояли и до сих пор живут по законам свободной любви: мужчину выбирает женщина. Представляя его своей матери, женщина таким образом узаконивает его ночное проживание в доме. Она же может его поменять на другого. Героиня фильма рожает и воспитывает ребенка-первенца от одного мужчины, потом, когда тот уехал в город, она второго ребенка рожает уже от другого мужчины, а когда первый мужчина возвращается спустя несколько лет из города, то она снова выбирает его. Незабываемый кадр, когда вернувшийся первый мужчина идет за ней в спальную комнату, крутя, словно женщина, задом.

Это золотой век? Утопия? Или антиутопия? Не пойму. Но мужчин жалко, такие они никчемные при матриархате, словно бы всем - и женщинам и собственным детям - посторонние. Но за свои мужские права они не борются, говорят, что им так лучше и спокойней живется.
И что такая любовь, когда они видят свою возлюбленную только ночью, их волнует больше, чем если бы она мелькала перед их лицом целый день: туда-сюда, туда-сюда.